«Где просто — там ангелов со сто». 12 февраля протоиерею Николаю Ковалеву исполнилось 90 лет

12 февраля 2021 года одному из старейших священнослужителей Могилевской епархии  протоиерею Николаю Ковалеву исполнилось 90 лет. Люди, не знающие батюшку, удивляются: в таком почтенном возрасте еще служит? А он не просто служит Господу Богу, но и окормляет сельские церкви. Оба храма — Свято-Успенские, в Голенях и Сухарях. В епархии несет послушание духовника, т. е. принимает исповедь у других священников.
Когда о. Николай участвует в богослужениях в Трехсвятительском кафедральном соборе, то после службы к нему выстраивается очередь из желающих получить благословение, услышать доброе слово. Многие обращаются к батюшке за молитвенной помощью, но мало кто знает о его непростом жизненном пути.

«В партизанский лес густой»
Родился Николай Мефодьевич в деревне Заболотье Семукачского сельсовета в крестьянской семье третьим по счету ребенком. После него у родителей появилось еще четверо.
— У меня было два брата и четыре сестры, — говорит о.Николай. — Никого из них не осталось в живых.
Его деды — Степан по материнской линии и Данила по отцовской — были лихими казаками. В Первую мировую войну воевали в составе 1-го казачьего отряда. В детстве он любил играть с их казачьими шашками и георгиевскими крестами. За давностью времени неизвестно, куда делись награды. «Растащили по деревне», — комментирует батюшка. Вполне возможно, как случалось в других семьях, за георгиевские кресты в голодное время выменивали продукты питания.
Рос Николай, как и все крестьянские дети, в трудах, помогал родителям, до начала Великой Отечественной войны окончил три класса. Испытания выпали на долю парнишки и его семьи, когда на родную землю пришли захватчики.
— Когда наши отступали, после их ухода оставалось много брошенного оружия, — вспоминает о.Николай. — Мы его собирали и закапывали в землю, чтобы не досталось врагу.
По словам священника и подсказкам сына, знающего отцовскую биографию «назубок», в Заболотье остановились на постой немцы. Старший брат Алексей ушел воевать в партизаны, стал пулеметчиком. Вот тогда и пригодилось оружие, припрятанное пацанами. 10-летний Николай подсказывал брату места тайников и помогал откапывать автоматы-пулеметы. Когда немцы с целью устрашения стали расстреливать партизанские семьи, то всем Ковалевым пришлось уйти в лес. Их хату оккупанты сожгли… Тем более, что на фронте сражались оба деда-казака.
— Деды погибли в начале войны, — поясняет батюшка и уточняет, что их семья ушла жить в лес в 1943 году. Выкопали землянку, в ней лето и прожили. В холодное время года квартировали в деревне Друть Белыничского района. Брата Алексея, раненного в ноги, с партизанского аэродрома самолетом отправили на лечение в Москву.

С гармошкой по жизни
После освобождения родной земли стали засевать поля. В плуги впрягали по 5—6 женщин и подростков. Николай тоже ходил за плугом. Потом брат Яшка и сестра Аня уехали на заработки в Западную Белоруссию, где нанимались косить и пасти коров. Николай последовал за ними, словно беду почувствовал… Ходил по деревням, расспрашивал сельчан в поисках брата и сестры.
Аню нашел в сарае, где она лежала, больная тифом. Он нашел ее своевременно, ухаживал за сестрой, и она выжила. В той деревне пробыли лето, заработали зерна. По возвращении подросток пошел учиться в четвертый класс. Окончил семилетку.
— Работал трактористом в колхозе, о Боге тогда не думал, — признается батюшка. — На три месяца призывали в армию на сборы. В колхозе стал бригадиром.
Как и многие другие в то время, в поисках лучшей доли отправился в 28-летнем возрасте в Могилев, где устроился работать электромонтером на молокозавод.
— 30 лет отработал на одном месте, — рассказывает Николай Мефодьевич. — С сестрой Аней купили на Менжинке дом дореволюционной постройки у дедка, от которого осталась икона Спасителя в посеребренном окладе.
Возможно, та икона стала «первым звоночком» для Николая Ковалева, весело проводившего молодость. От старшего брата, с которым после войны ходили играть по свадьбам, ему досталась гармонь, принадлежавшая когда-то деду Даниле. Лихой гармонист познакомился на вечеринке, где играл, и с будущей женой Лидией, учившейся в строительном техникуме.
— Она пришла с другим кавалером, а мне понравилась, — делится батюшка. — Я поиграю, гармошку отставлю, с Лидией поговорю. Так с вечеринки она со мной и ушла.
Лида родилась в Кареличском районе Гродненской области и была очень верующей. Поженились в 1962 году. После женитьбы стал с ней захаживать в Борисо-Глебскую церковь. Вместе с женой он ездил в Жировичский монастырь, где устраивались трудниками.
— Я с ними тоже ездил, когда учился примерно в 5 классе, — вставляет слово сын Игорь Николаевич. — Помню, как с монахами рыбу ловил…
Матушка Лидия была единомышленницей супруга. Вместе они любили петь народные псалмы. Особенно те, что посвящаются небесному покровителю Николая Мефодьевича: «А кто, кто Миколая любит, кто, кто ему верно служит, тому святый Миколай во всякий час помогай».
К сожалению, матушка ушла из жизни в мир иной. Но выросли любимые дети — Игорь и Наталья.
Сын стал помощником отца, пройдя свой определенный жизненный отрезок пути. После окончания машиностроительного института работал инженером. В лихие 1990-е подался в бизнес.
— Приходилось иметь дело с бандитами, — признается Игорь Николаевич. — Живым остался по молитвам матери.
А по молитвам отца сын пришел к Богу и служит в храме дьяконом.

«Народный батюшка»
«Не было бы счастья — да несчастье помогло», — говорят в народе об особых жизненных ситуациях. В судьбе Николая Ковалева Промыслом Божьим стала болезнь: обострилась язва.
— Не мог есть, операцию надо было делать. Детки маленькие были, — поясняет юбиляр. — Операцию делали четыре часа. Во время ее в бессознательном состоянии видел ангелов. После этого у меня произошел перелом в сознании. Оставил работу и стал служить пономарем в Борисо-Глебской церкви.
Рукоположение в священнический сан состоялось в декабре 1980 г. в Свято-Духовом соборе Минска. Рукополагал будущего батюшку епископ Пинский Афанасий. О.Николаю довелось служить в Чаусах, Больших Лозицах, Чечевичах: храмы ему доставались в «полуразваленном» состоянии. Их приходилось восстанавливать, ремонтировать. Пару лет в конце 1990-х был настоятелем Борисо-Глебской церкви, служил в Полыковичах. В 2000 г . основным приходом стал Сухаревский. Духовные чада батюшки рассказывали о том, как после отпевания отца большого чиновника тот прислал на ремонт полов храма в Сухарях вагон досок.
При церкви под руководством о. Николая была построена колокольня, возведен дом паломника, сделана в деревне купель на источнике, где раньше находилось заболоченное место.
Верующие люди с любовью называют протоиерея «народным батюшкой». Верят каждому его слову, почитают старцем, но не из-за возраста, а из-за силы его молитвы, из-за готовности прийти на помощь любому, кто в ней нуждается, из-за духа нестяжательности. Отец Николай жи­вет очень скромно — в общежитии. Духовные чада священника проживают в разных уголках Беларуси, на службы в сельские храмы люди приезжают из Минска, Витебска, Солигорска… Кто-то добирается на автомобилях, а кто из Могилева в Сухари первым автобусом.
Батюшка Николай прост в общении с людьми. Про таких угодников Божиих говорят: «Где просто — там ангелов со сто».

Людмила ГРИШАНОВА,
заведующая церковно-археологическим кабинетом Могилевской епархии.

P.S. 12 февраля 2021 года отец Николай принимал поздравления с 90-летием по окончании престольного праздника в Трехсвятительском соборе г.Могилева. В этот день на Литургии архиепископ Могилевский и Мстиславский Софроний рукоположил во священника сына отца Николая — диакона Игоря Ковалева.